Усадьба Петровское-Алабино. Погибающий архитектурный шедевр.

Совсем недалеко от Москвы (в 35 км) находится усадьба Петровское-Алабино. Когда-то это был красивейший усадебный комплекс с парком, прудом и собственной часовней, но вот уже почти сто лет усадьба медленно разрушается. Сейчас дворец Демидовых, давно утратив крышу и перекрытия, стоит, продуваемый всеми ветрами. Он служит красноречивым примером национального вандализма в отношении памятников прошлого.

С середины XVIII столетия Петровским владели Демидовы. Эта семья, получившая высокое положение при Петре I, обладала несметными богатствами, нажитыми на доходах от знаменитых горных заводов на Урале. Петровское досталось Никите Акинфиевичу Демидову (1724–1789), внуку тульского кузнеца Никиты Акинфиева, заложившего основу благосостояния фамилии. Вышедшие из низов, предприимчивые Демидовы во второй половине 18 века принадлежали к аристократической элите, были европейски воспитаны и образованы, покровительствовали наукам, собирали произведения искусства. Монархи всегда ценили Демидовых, не раз обращаясь к ним за финансовой поддержкой.

Н. А. Демидов продолжал семейное «горнорудное» дело, владея несколькими прибыльными заводами. Жил он, правда, не на Урале, а больше в столицах, имея высокое положение при дворе.

Сканы французских открыток. Кто-нибудь знает, где можно найти полное издание?

Автором проекта отстроенной в 1770-х годах усадьбы принято считать знаменитого московского зодчего М. Ф. Казакова. Доказательством его участия в создании ансамбля служит обнаруженный закладной камень дворца с надписью: «1776 года июля 2 заложен сей дом… Архите… Козаковъ».
В современных исследованиях высказывается мнение, что Казаков только руководил строительством, а автором замысла был И. Е. Старов. Старов приходился Демидову дальним родственником, он был женат на представительнице этого семейства. Но аргументом в пользу его авторства служит даже не это, а сходство композиции дома и его плана с усадебным дворцом Демидовых под Петербургом, в Тайцах. Там в те же годы было построено похожее здание центрического типа с купольным бельведером наверху. Возникли резонные предположения, что Н. А. Демидов создал у себя в Петровском вариацию на аналогичную архитектурную тему. Возможно, идея Старова действительно была взята за образец, но подверглась на месте существенной переработке Казаковым. Это обычная ситуация в усадебном строительстве, когда отсутствовал единый автор постройки. Идеи и чужие проекты перенимались и повторялись без проблем. Зачастую вмешивался и сам заказчик, претворяя в жизнь собственные пожелания. Многие просвещенные дворяне хорошо разбирались в архитектуре и выступали полноправными соавторами в деле сооружения усадеб. Из подобного коллективного творчества и рождались многочисленные, порой курьезные постройки. Осознание ценности индивидуального творчества и авторского права пришло только в 19 веке.

Земли, где расположено село Петровское, с незапамятных времен и до 1706 года принадлежали Боровскому Пафнутьеву монастырю и назывались Княжищево. Петр I пожаловал Княжищево своему ближайшему сподвижнику – Петру Павловичу Шафирову.
В 1713 году вице-канцлер П.П.Шафиров просит разрешения построить в своей вотчине деревянную церковь Первосвятителя Московского Петра Митрополита (именно он в свое время благословил князя Ивана Калиту на перенос столицы из Владимира в Москву и основание Московского княжества).
В 1738 году обветшалая церковь была заменена на новую, с пышными деревянными хоромами с 6-ю светлицами, украшенными изразцовыми печами и «красными окнами». С тех пор сельцо Княжищево называется по церкви Петровское.
В 1744 году село переходит в руки династии богатейших российских промышленников и крупнейших землевладельцев Демидовых, передаваясь по наследству.

Демидовы создали на территории села уникальную усадьбу. Здесь воздвигаются прекрасные архитектурные строения, разбиваются парк и живописные аллеи. По обилию скульптур Петровское могло соперничать с прославленными подмосковными усадьбами — Кусково и Архангельское.
Усадебный комплекс , включая каменную церковь Петра Митрополита (с престолами Покрова Богородицы и св. Никиты) и отдельно стоящую колокольню, построены по проекту знаменитого архитектора Матвея Казакова, в стиле классицизма (1776-1780 гг.). Здание Сената в московском Кремле, здания университета на Моховой, генеральный план Коломны 1778 года – также творения Казакова.
Постепенно усадьба остаётся без настоящего хозяина, и в середине 19 в. переходит от Демидовых семейству Мещерских. С этого времени начинается период упадка и запустения.

В советское время усадьба Мещерских, первоначально отданная под больницу, пришла в полный упадок. Потомок последних владельцев, Владимир Мещерский, с 1990-х гг. проживает в пустующем флигеле.
Кирпичный двухэтажный главный дом (1776—80) имеет в плане форму восьмиугольника. Каждый из четырёх фасадов здания украшен дорическими колоннадами. На разделяющих их плоскостях имелись портики с двумя ионическими колоннами и балконы. Дом венчал купол, под которым располагался центральный круглый зал. На парадной лестнице красовались чугунные сфинксы – продукция Демидовских заводов.

Дом находится в центре квадратного парадного двора, в углах которого расположены четыре двухэтажных флигеля, обработанных рустом. Въезд во двор был оформлен двумя обелисками и окружен парком.
К Десне, сквозь парк вела аллея, украшенная мраморными и чугунными скульптурами. В конце главной аллеи на пригорке стояла огромной величины статуя Аполлона, как и все прочие отлитая на уральских заводах Демидовых. В 1919 г. статуи отправились на переплавку.

После событий 1917 года в главном доме обосновался детский приют. Казалось бы, ничто не предвещало роковых событий, как вдруг кто-то из партийных чиновников распорядился взорвать здание, напоминавшее об «угнетателях рабочего класса». Три мощных взрыва потрясли дом, но наружные стены выстояли. Флигели не стали трогать. Один из них до сих пор используется под жильё (с 90х годов там живут наследники прежних владельцев), один под почтовое отделение связи, а еще два — заброшены.

Заброшенный флигель:

Жилой флигель. К сожалению, жильцы не захотели общаться:

Цокольный этаж флигеля, где расположилось почтовое отделение:

К сожалению, судьба усадьбы давно брошена на самотёк. Если в 2006 году хотя бы предпринимались робкие попытки что-то отреставрировать (ставились леса и начинались какие-то работы), то сейчас усадьба оставлена умирать. К сожалению, Московская область, по-видимому, не сильно заинтересована в восстановлении этого архитектурного памятника; земля слишком дорогая…

Оригинал записи: http://student-geolog.livejournal.com/95046.html

Свежие записи

  • Очень-очень жалко. На территории Золотого кольца достаточно прекрасных когда-то усадеб, которые были брошены после революции, и все благополучно о них забыли. Под Владимиром знаю одну. Сейчас, на подъеме интереса к России, все это со временем хорошо может окупиться, если не государству, то каким-нибудь частным инвесторам