Toyota едет на Эверест: Экспедиция по Бурятии и Монголии

В середине марта  раздался звонок:
– Алексей, привет! Какие планы? Мы хотим тебя пригласить на уникальную экспедицию “Тойота едет на Эверест”. От Улан-Удэ машины проедут степями Бурятии и Монголии до границы с Китаем, а там к ним присоединится команда альпинистов. Завершится экспедиция в базовом лагере Эвереста на высоте 5500 метров. Что скажешь?
– Я готов! Откуда вылетаем?

Примерно так я узнал, что еду в Бурятию. Маршрут видился мне впечатляющим, несмотря на то, что  проехать мы должны были совсем небольшую его часть. Ведь руку к его созданию и прокатке приложил никто иной, как Алексей Мочалов – у него скучно не бывает.

День 1. Пальцы Чингисхана
Короткий брифинг в аэропорту, идеологическая, техническая части и просто пожелание удачи и хороших кадров, и мы отправляемся в Бурятию! Компания подобралась отличная – это Сергей Анашкевич, Артем Ачкасов и Игорь Бурцев.

Удивительное ощущение: ты летишь 6 часов по территории одной страны и не пролетел даже ее половины. На подлете к Байкалу в иллюминаторе начали показывать красивые картинки:

В аэропорту Улан-Уде “Байкал” нас уже встречали сверкающие белизной, обклеенные символикой экспедиции Тойоты Land Cruiser 200 и Land Cruiser 150 Prado:

Быстрое заселение в отель, завтрак и мы стартуем по маршруту – надо спешить, ведь джет лаг (разница с Москвой 5 часов) не дремлет и скоро начнет “рубить”.

Считается, что рельеф Бурятии горно-котловинный, но большинство хребтов имеет очень мягкие очертания.

Мирно пасутся лошади. Места тут суровые и кажется, что зеленой травы не бывает – животные ищут что-то съедобное под снегом.

Местами даже дороги хорошие:

Но если асфальт кончается, то делает это внезапно:) впрочем на комфорте в LandCruiser Prado (а в 200ке – тем паче) это никак не отражается:

Первой точкой маршрута оказалась гора Омулёвая, её еще называют Спящий Лев. Омулёвая потому что во время нереста у подножья собирается много омуля, а Спящий Лев – потому, что очертаниями гора похожа на этого хищника.
Я сходства не заметил, если честно. Для буддистов и шаманистов Бурятии гора считается одним из святых мест, въезд на автомобилях сюда запрещен.

От подножья горы открывается прекрасный вид на долину реки Селенга, с вершины вид еще лучше, но склон был совсем сырой.

Artemspec призывает двигаться дальше. Едем!

Перегон по грейдеру оказался настолько живописным, что мы проехали раз 5 туда обратно, чтобы сделать снимки:

Кругом покосившиеся домики. Что за люди живут тут? чем занимаются? какие у них интересы? – эти вопросы я буду задавать сам себе еще очень много раз за эту поездку.

Наконец, доехав до условной развилки мы сворачиваем в степь. Еще неделю назад тут все было в снегу, поэтому сухая на вид почва таит в себе массу сюрпризов. Раскидывая комки грязи, тяжелые внедорожники ползут к следующей точке:

 

Камни сопок с немым укором смотрят на нас. Кто только не проезжал мимо них за тысячелетия – и орды татаро-монголов, и выселенные в эти места старообрядцы и просто путешественники.

Въехав на плато, мы видим очередную точку нашего путешествия – так называемые, “Пальцы Чингисхана”.
“Табан Хурган” или “Пальцы Чингисхана” – это грубый останец горных пород, который сформировался под действием серии разломов и действия эрозии.

По преданию – это правая кисть человека, выросшая из земли и просящая от Отца – Неба счастья, благополучия и удачи. Как считают верующие, это кисть Чингисхана, а левая находится в Монголии. Таким образом, Чингисхан как бы держит в руках некогда свои владения. Если верить антропологии, размах рук человека равен его росту. Таким образом, рост Чингисхана был по меньшей мере 130 километров (именно столько по прямой до ближайшей точки Монголии). Неплохо для Хана)

Место это и в самом деле довольно мистическое. Вокруг ни души, ветер завывает между камнями.
Кругом повязаны ленточки к столбам для коновязи “сэрге” и просто на ветках кустарника. Считалось, что когда ветер колышет ленточку с написанными на них старомонгольским вертикальным письмом молитвами, тот, кто повесил ленту, посылает свои молитвы небесам, даже если он в это время занят другими делами.
Для духов в углублениях скал оставлены монеты, табак и сладости.

Буряты поклонялись «Пяти пальцам» вплоть до 1930 года. В советское время священные обряды прекратились на долгие годы. В 2006 году по многочисленным просьбам жителей представители религиозной организации шаманов «Тэнгэри» возобновили обряд поклонения «Табан хурган».

Двигаемся дальше. Под стать местной суровой природе складывается и быт местных жителей – старые покосившиеся дома, отсутствие дорог. Не знаю, могу ли я, столичный житель, судить и уж тем более осуждать кого бы то ни было, но ехать через эти полуживые поселки было бесконечно печально.

Между тем, солнце давным давно перевалило зенит и пора подкрепиться – и нам и автомобилям. Для экспедиции были выбраны бензиновые модификации, ведь даже бензиновому мотору на высоте 5500 метров придется несладко, чего уж говорить о дизеле, для которого надо еще найти топливо. Расход на обоих машинах составил около 18-20 литров на 100 км.
Себя мы прокормили в местном магазине “Нуурмай”, где был прекрасный выбор вин и скудный выбор любых других продуктов питания:)

Подобную заправку я видел в последний раз… Пожалуй, никогда я не видел такой заправки:)
95го бензина в этих местах никто в глаза не видел, а дизель заменяет УАЗ с дровами. В ситуации застрять в глуши без мобильной связи или рискнуть и залить 92? Мы выбрали второй вариант, тем более что наши офф-роад инструкторы контролировали октановое число по запаху))))

Окружающая действительность только укрепляла ощущение сюра, царившее на заправке. С вышки колонии неподалеку в бинокль наблюдал за нами часовой – сюда нечасто заезжают большие внедорожники, а на переднем плане собака несла в зубах что-то похожее на крышку черепа. Я же говорю, сюр!

Заправившись, едем чутко прислушиваясь к работе двигателя. Никаких проблем! Никаких отклонений! Впереди нас ждет самое желанное офф-роад развлечение первого дня – ледовые переправы. Напомню, неделю назад маршрут прокатывался и лёд был крепкий, однако сейчас днем стабильно плюсовая температура.
Опасения подтвердились – посередине видна большая промоина, а оставшийся лед крошится даже под ногами. Едем в объезд.

Вторую переправу пришлось поискать – мы успели потеряться и встретить местного жителя на “Волге”, который только что проехал по льду (по его собственным словам).
Добравшись до точки – возникли большие сомнения, не наврал ли бурят:) тут не то что на “Волге” – на крузаках страшновато было ехать.

Шаг за шагом инструктор простукивает лед палкой. Но что палка, когда поедут тяжелые крузаки?

На этот раз нам повезло и 3 тонные машины проехали без проблем. В этой экспедиции нам повезет еще не раз:)

В гостиницу мы возвращаемся по глубокой темноте. И совершенно без сил – без учета короткого сна в самолете, мы на ногах уже 1,5 суток.
Заправляемся буузами и спать – завтра снова в дорогу.

День 2. Лама
Второй день начался с не совсем обычной встречи: нас повезли в достаточно традиционную местную достопримечательность – Иволгинский дацан «Хамбы́н Сумэ́» (это буддийский монастырский комплекс, центр Буддийской традиционной Сангхи России), но там нас ждала беседа с Чой-Дорджи Будаевым. Это Лама Иволгинского дацана, экс-глава Сангхи России и просто очень влиятельный буддисткий деятель.

Общение с Ламой напоминает хождение по лабиринту, где Лама безусловно ведущий, а ты ведомый. Он мастерски жонглирует терминами, образами и формулировками. Чего только стоит его утверждение, что часы изобрел никто иной, как Будда: цикл восточного календаря делится на 12 частей, умножаем это число на 5 (пять чувств) и получаем количество секунд в минуте. Аналогичным образом Будда “приложил руку” и к изобретению светофора.
На протяжении всей беседы не оставляло ощущение, что Лама не найдя в нас достойных собеседников, просто тренирует красноречие, а истинную мудрость он приберег для тех, кто, по его мнению, сумеет ее постичь. На прощание Чой-Дорджи благословил нас на путешествие и повелел провести нам экскурсию по дацану.

Иволгинский дацан следует смотреть по часовой стрелке – таким образом будет совершен молитвенный обход “горо”.
Одной из рекликвий Иволгинского дацана является камень желаний. По преданию, именно к этому камню прикасалась Ногоон Дари Эхэ (Зелёная Тара) и оставила на нём отпечаток своей кисти. Мастерами Иволгинского дацана тыльная сторона камня была обработана и в августе 2007 года Драгоценный камень был установлен на территории дацана. Над ним, в гугурве, находится статуя Зелёной Тары.
Делая обход вокруг драгоценного камня и прикасаясь к нему, можно просить об исполнении своих благих желаний. Также можно проверить, исполнится желание или нет. Для этого нужно отойти примерно на десять шагов и, загадав благое желание, с закрытыми глазами попасть ладонью руки (правой или левой) точно в драгоценный камень. Если вы при этом не коснулись ничего, кроме камня,- ваше желание исполнится.
Да будет благо! Считалось, что обрести Просветление можно лишь в теле мужчины. А женщине, накопившей должные заслуги, все же придеться испытать еще одно перерождение. Но бодхисаттва Тара объяснила всем, что нет такого различия, как мужчина и женщина. И каждый может за одно воплощение достигнуть Высшего Просветления.

Финальным аккордом экскурсии стало посещение Дворца Хамбо-ламы Итигэлова – нетленного ламы.
Хамболама Итигэлов жив и находится в состоянии глубокой медитации на протяжении более чем 75 лет. Феномен Ламы Итигэлова не поддается научному объяснению. Будда Итигэлов находится в Бурятии и считается, что он смог постичь тайну вечной жизни, смог обрести бессмертие. Лишь четыре человека на Земле (глава буддисткой церкви и три хранителя, чья жизнь посвящена уходу за нетленным ламой) могут войти во внутренние покои Итигэлова.
Фотографировать во дворце Хамбо-ламы нельзя, да и не имеет смысла – известны случаи, когда после фотосъемки украдкой отказывала техника, карты памяти, жесткие диски компьютеров. Энергетика возле Хамбо-ламы совершенно особенная и каждый из нас, проходя мимо него, попросил о чем-то сокровенном.

Просветленные мы отправились дальше. В сторону Гусиного Озера.

Наша цель – гора (перевал) Убиенная. В 18-19 веках тут бились казаки и манчжурские захватчики.

Сейчас же в память о тех временах тут установлен огромный (высота 20 метров, из них 4 метра под землей) крест весом более 20 тонн.

С горы открывается прекрасный вид на пустынный Гусиноозерск:

Следующие три часа мы преодолевали, пожалуй, самый трудный участок нашей экспедиции – путь к так называемым “Гнилым мостам”. Никто из нас не слышал о них раньше, но делать нечего – едем.

Если вдоль озера и на равнинах снег давно сошел, то стоит лишь чуть-чуть заехать на сопку или перевал, как снова наступает зима:

Места тут настолько дикие, что нет ни мобильной связи, ни людей. Экипаж встретившегося нам лесовоза очень удивлялся куда и самое главное зачем мы едем еще дальше в глушь.

Кругом отвесные скалы, опасность обрывов. Вот и шофер-лесовозник Анатолий Тимофеевич Ковшин стал жертвой этих мест без малого 44 года назад. Случись что – помощи ждать или неоткуда или она придет очень нескоро.

За 2 часа рубища в снежно-водяной жиже две передовые Тойоты, задействовав весь арсенал внедорожных систем, проехали лишь 17 километров. Это ли не романтика?

Несмотря на внешне не слишком надежный вид, “Гнилые мосты” оказались вполне себе монументальным сооружением из бревен, соединенных проволокой, и камней.
Когда-то эти мосты были стратегическим объектом для быстрой переброски военной техники, сейчас же по ним ездят тяжелые лесовозы и энтузиасты вроде нас. Судя по следам возле ручья, мост также облюбовали дикие животные:)
Если верить реестру госзакупок, в 2014 мосты были реконструированы.

Сновы выезжаем на равнину, лавируем мимо сопок, глазированных остатками снега.

Изредка попадаются почти опустевшие поселки животноводов. Вот сидит мужик, чинит крышу. И нет ему дела до наших фейсбуков, жж, постов и лайков. Ему надо починить кровлю, выпасти коров, да печку истопить. Другой мир!

Второй “Гнилой мост” масштабнее первого, но уже не страшно.

Опоры сделаны из камней и укрыты деревом, чтобы река не размывала.

К месту обеда приезжаем затемно. Это местный очаг оптимизма, практически сакральное место – кафе Сосновка. В радиусе 100 км вокруг это единственное кафе, но отсутствие конкурентов идет лишь на пользу заведению: я насчитал не менее 40 готовых блюд в наличии. Все потрясающе вкусно (хотя и просто) и недорого. Все местные, проезжающие мимо водители и мы – столуются здесь.
Внутри и на стоянке посетители живо интересовались откуда мы и куда держим путь, давали советы и чуть ли не просились с нами)))

Несмотря на то, что до Кяхты (последнего российского города перед границей) идет прекрасная (с оговоркой на местные реалии) асфальтовая дорога, мы идем своим путем и двигаемся вдоль реки Селенга под аккомпанимент кроваво красной луны. Снова жесткое бездорожье, но сейчас оно как нельзя кстати – не дает заснуть после плотного обеда-ужина.
О близости с границей напоминают устрашающие таблички:

Снова появляются деревянные мосты и, что характерно, не такие крепкие как “гнилые”)))

На утро у нас намечен переход границы, поэтому ночуем в единственной гостинице г. Кяхта – “Южная”. Ее можно было бы причислить к категории бутик-отелей – всего 6 номеров, практически спецобслуживание) но в отличии от кафе Сосновка, тут отсутствие конкурентов несколько расслабило отельеров.
Впрочем, я уснул еще до того, как моя голова коснулась подушки)

День 3. Земля Чингисхана.
На утро нас ожидал ранний подъем и скудный завтрак.
Про монгольскую границу всегда ходили легенды: мол, невозможно рассчитать время прохождения (от 4 до 24 часов), неясен алгоритм досмотра и вообще алгоритм работы пограничников-монголов. Еще и машины после вчерашних перегонов были покрыты слоем грязи. Мы единодушно решили, что новый цвет идет им гораздо больше штатного, но пограничники могли докопаться. Готовясь к худшему, мы двинулись в сторону КПП.

На деле же все оказалось совершенно не страшно. То ли пограничники еще не проснулись, то ли сработало благословение Ламы, но на две границы мы потратили немногим более двух часов. Монгольская сторона встретила нас странным алфавитом (как будто кто-то уснул на клавиатуре), отстраненными пограничниками (с видом по-меньшей мере крон-принцев) и забавной валютой – тугриками.
В память о славных временах Золотой Орды, всех въезжающих Монголия облагает данью в виде самых необыкновенных налогов – транспортного, дорожного (в стране, где всего три асфальтовых шоссе), страховки и чего-то еще. Всего около 4000 рублей на машину.

Сразу после границы нас остановил полицейский и языком жестов показал, что машины непозволительно грязные и заставил оттирать номера. Испытывать судьбу второй раз не хочется, поэтому едем искать автомойку. Это оказывается той еще проблемой – на вывески ориентироваться невозможно, местные не всегда владеют русским языком.
Нам повезло и женщина, похожая на владельца или управляющую автомойки жестами показала нам куда заезжать. Каково было наше удивление, когда она быстро натянула рабочую одежду и принялась сама мыть машины! Что это было – уважение к крузакам или просто любовь к своей работе?

В Монголии у нас не было запланировано никаких точек, только перегон до Улан-Батора. Поэтому можно расслабиться и просто смотреть по сторонам.
Как я говорил, в Монголии всего три асфальтовых шоссе. Это мало, но обратно пропорционально желанию собирать плату за проезд:)

Понять тариф и сколько платить – непросто, владельцы неких “механизмов” заплатят больше всех:)

Быт современных монголов порой поражает своей аутентичностью. Будучи животноводами они до сих пор предпочитают юрты.
При этом семья может иметь 2 автомобиля, большое поголовье скота, но жить в юрте. Обязательный атрибут – большая спутниковая тарелка и солнечные батареи.

Заборы в степи нужны не только для того, чтобы скот не разбегался, но и для обозначения социального статуса владельца. Нередки случаи, когда за высоким кирпичным забором стоит одна лишь юрта и больше ничего.

Монгольская степь (о ней я еще расскажу отдельно) по виду совершенно не отличается от бурятской, но по энергетика она совершенно другая. Как я говорил, Монголию мы почти не смотрели, и уже после поездки я удивился насколько это аутентичная и самобытная страна. Надеюсь, мне еще удастся сюда вернуться.

От границы до Улан-Батора – всего 280 км, так что мы приехали быстро. Город встретил по-азиатски сумасшедшим движением, запахом угля и совершенно невероятным количеством Toyota Prius всех возможных модификаций. Это связано с дороговизной топлива и дешевизной б/у автомобилей из Японии:)
Между тем, самым покупаемым новым автомобилем Монголии уже который год является LandCruiser 200. В год их покупают около 400 штук (для страны с 3.5 млн населением – неплохой результат!).

К сожалению, на осмотр Улан-Батора у нас совершенно не осталось времени. Рано утром мы отправились в аэропорт, а автомобили отправились к границе с Китаем, где их уже ждала группа альпинистов. Их путешествие только начинается!

Сердечно благодарю ООО “Тойота Мотор” за это путешествие!

Оригинал записи: http://student-geolog.livejournal.com/91599.html

Свежие записи